cs сервер
Все направления фолка и фэнтези
Меню

Хотел бы немного как всегда написать о группе, конечно же я беру информацию с официального сайта:

Почему группа называется «Башня Rowan»?
Тикки: Группа так называется потому что фонетически это удобно выговорить, а символически — легко представить.
Как трудно придумать название новорожденному коллективу, знает каждый, наверное, кто пытался. Со стороны — чего проще, а как начнешь — не остановишься. С Башней все сразу было понятно, и ни Фрейд, ни Юнг, ни воробьиный чих тут были ни при чем, просто, когда живешь на 9 этаже в небольшой комнатке в компании нефиговой горы старых книг и совсем новенького перворожденного младенчика, мир становится несколько иным. В частности, ночью, развешивая пеленки на балконе и наблюдая в весеннем воздухе потепление и радость, очень трудно не почувствовать себя на вершине башни. Стоишь на огромной каменной подставке, а под тобой где-то внизу небольшие деревья, а вокруг свежевыстиранные пеленки по ветру хлопают, а издали из Удельного парка слышно, как соловьи заливаются. Красота, кто понимает.
Слово rowan в английском языке значит (сюрприз!) «рябина», всего-то рябина и ничего больше. После долгих и продолжительных боев с мозгом мы дошли до этого варианта, больше штурмовать ничего не стали. Музыканты мои поежились и смирились с таким диковатым билингвистическим уродцем в качестве имени. Ну ничего, с тех пор не жалуемся, так и живем.
Даже если бы можно было бы что-нибудь изменить, название осталось бы прежним. Уж очень это геморройное дело — подбирать имена собственным детям и группам

Тикки Шельен — настоящее имя?

Нет, поддельное.

На вопросы ответила вокалистка и лидер группы Тикки Шельен.

В чём заключается идея создания группы?
Идея создания группы заключается в следующем: вот нет группы, а ведь
надо, чтоб была. Собственно, это как завести семью. Всякую семью
заинтересованные личности заводят по каким-то отдельным субъекивным
мотивам: потому что им вместе лучше, потому что так пошла эволюция,
потому что так экономически выгоднее, потому что за невестой дадут
приданое в полкоролевства. Причины разные, а результат один, даже если
создание семьи есть побочный результат политических игр, как в случае
с полкоролевством.

В каком стиле вы играете?
Вопрос прекрасен именно тем, что я абсолютно не знаю, как на него
отвечать. Бывает, что группа работает в каком-то одном жанре – кто-то
рубит металл, кто-то играет рэгги, и хоть война, хоть небо падает –
все так и остается. А бывает, что музыкальный стиль меняется столько
раз, сколько меняется плей-лист в плеере у лидера группы, всякое
бывает. Я уже и сказать не могу, в каком стиле сейчас будет играть
«Башня», потому что фиг его знает, что сейчас творится в плеере у моих
музыкантов.
Творческие планы?
Записать альбом. Подсадить публику. Вырасти над собой.

Что нужно группе чтоб оставаться в сердцах и душах людей надолго?
Полагаю, чуть-чуть духовного вазелина, чтобы пролезть в сердца и уши
людей. И немереное упорство, чтобы задержаться там как можно дольше.

Какую музыку слушаете для вдохновения?
Кабы была такая музыка, чтобы как ее послушаешь, сразу вдохновило!.. Я
просто слушаю музыку, а иногда что-то вдруг защелкивает, переклинивает
– и пошел процесс. Но если вопрос должно понимать «какая музыка сейчас
висит в плеере лично у тебя, то это полный винегрет.

И какая группа или исполнитель является для Вас часто слушаемой?
Есть музыка, которая будоражит, есть которая уютная, есть которую
слушаешь, когда осень, есть – которая чтоб идти по городу, а она тебе
создавала в голове что-то вроде саунд-трека к окружающему миру. Уютная
музыка для меня сейчас – это Анджело Брандуарди, а чаще всего сейчас
встречаются в голове григорианские песнопения, потому что в нашем
григорианском хоре без дополнительной музыкальной практики не
проживешь.

Чем занимаются музыканты вне сцены?
Мои музыканты вне сцены настойчиво изыскивают способы как можно скорее
попасть на нее обратно. Они профессиональные музыканты, живут отнюдь
не пышно, поэтому зарабатывание денег – такая штука. Но все джазмены
всегда жили так, достаточно почитать мемуаристику. Алинка и Маша,
кроме всего этого, еще креативят напропалую, фотографируют, рисуют
акрилом футболки, у них есть свой уголок вселенной, творческое
объединение «Зернодерево». Андрюха-барабанщик — интеллектуал. Он много
читает, обнимает мыслью мироздание.

Увлечения кроме музыки?

Люблю вышивать всякие картинки на одежде. Терзаю всех своих
друзей-художников бесконечными просьбами нарисовать на какой-нибудь
футболке слоника, мантикору или ветку прекрасных роз, а потом
сладострастно это дело выкладываю ниточками. По крайней мере, видишь,
как из ничего получается нечто. Аурелиано Буэндиа вот золотых рыбок
мастерил, тоже делом человек занимался.

Что такое фолк-рок для Вас?
Думаю, то же, что и для остального человечества — музыкальный жанр,
сочетающий элементы фольклорной и рок-музыки.

Является ли зал для выступления обязательным критерием или Вас
можно услышать и просто на импровизированной сцене, улице??
Собственно, не то, что зал – даже публика не является обязательным
(хотя желательным) критерием. Стоишь себе, играешь, а люди мимо текут
узенькой речкой, живут своей загадочной жизнью, иногда монетку бросят.
Иногда рядом постоят. Услышать лично меня можно где угодно, а на улице
даже еще как. Уличное музыкантство – это хорошая школа, которая
остается навсегда. Привыкаешь как-то без пафоса смотреть на это дело.

Какой была первая песня?
Первая песня была ужасной. Это был классический подростковый
андеграунд, ставящий ребром проклятые вопросы бытия. Я ее нежно храню
в памяти и лелею.
Любимые песни?
Мои любимые песни пишут мои любимые люди. Очень часто песни друзей –
это штука, которая помогает жить, приходит откуда-то из глубины,
всплывает, как остров, и спасает. Еще есть группа «Несчастный случай».
Они пишут песни, без которых никак. Есть и еще.
Какова Ваша мечта?
Следующим летом отправиться в паломничество в Сантьяго-де-Компостелла.
Пешком, конечно. А еще в погожий летний день сидеть в кресле-качалке
на террасе, увитой виноградом и плетистыми розами, курить трубку,
вязать скрюченными пальцами кружевную шаль, а из дома бы пахло
яблочным пирогом, раздавались нестройные звуки бас-гитары, отработки
бэк-вокалов, органные пассажи, вопли звукорежиссера и звяканье
метронома – это мой правнук бы готовился записывать свой пятый альбом.
На моей собственной студии, разумеется.

Тематика творчества всегда была фэнтезийная?
Никогда не была. Тематика творчества всегда была та, что мне интересна
в данный момент, а уж спецом фэнтези, или реализм, или
кубофутуристические откровения – это вопрос тринадцатый.

Ваши песни сразу заинтересовали публику?
Не знаю. Откровенно не знаю. Нам дико повезло, на самом деле, спасибо
друзьям. Когда группа была зеленой, незрелой и кислой, у нас появился
свой собственный зал, где мы могли выступать сколько душе угодно.
Друзья приходили, рассаживались кружочком и слушали, а после все пили
чай с пряниками. Идиллия, в своем роде, и считай никаких комплексов и
тяжелых ударов судьбы. А потом прямо оттуда, из этого райского
мирочка, мы как-то практически безболезненно перешагнули в клубы, с
тех пор так и ходим.

Когда были сделаны первые записи?
Нами или кем-то? Если нами, то практически сразу, если кем-то, то даже
еще раньше. А лично меня однажды друзья позвали ночью на не то студию,
не то еще что-то в этом роде, взяли в руки музыкальные инструменты.
Быстро аранжировали какие-то песенки и записали это дело, практически
чистая импровизация. Это был монументальный подарок судьбы, а кроме
того недурное озарение – оказывается, мои песни могли стать предметом
музыкального интереса для молодых львов. Где сейчас эта запись, мне
абсолютно неведомо.

Как происходит процесс написания Ваших песен и участвует вся группа?
Участвует, еще как! Процесс таков: я приношу новую песню, группа
морщится и напрочь переделывает всю музыку. Потом я выучиваю, как
умею, что надо петь, а после мое дело сторона – в работу включаются
профи.
Ваш главный критик?
Я. Если мне песня нравится, то все равно буду ее петь, даже в
одиночестве, в ванной.

Есть ли звёздная болезнь, и хотелось ли выйти на ТВ или крупные площадки?
Звездная болезнь? А как же! Да не будь у меня ярко выраженной звездной
болезни, я бы сейчас не интервью набивала, а в детской мыла бы пол или
вещи в рюкзак складывала: до поезда два часа, а ничего не собрано. На
крупные площадки выйти бы хотелось. Наверное. Но с малых лет мне было
интересно слегка другое – изменить мир изнутри. Хотелось бы, чтоб мои
песни пели неизвестные мне люди, ничего про меня не знающие. Пели как
свои. А сейчас мне хочется, чтоб «Башню» возили с собой драйверы в
дальнобоях. Или моряки. Хотелось бы быть своей для людей, которые
слушают музыку, когда хотят домой.

Слушаете ли свои записи?
А как же! Разумеется. Концертные записи — это как зеркало, где еще
заметишь, что фальшивишь, разъезжаешься, вступаешь мимо кассы? При
этом на концерте ты и не заметишь иногда, как глупо выглядит та или
иная помарка. После концерта включаешь, слушаешь, краснеешь. Конечно,
тяжело и обидно. А что ж на зеркало-то пенять? Перед ним причесаться
надо, улучшиться и дальше бежать.

Вот концерт окончен, ваши мысли?
Уфффф!..

Спасибо за ответы.
Интервью брал Жан, для Портала Дорога Менестреля.

Дополнительное меню
Социальные сети
Опрос
Поддержите проект